Стихотворения и поэмы (2001 --- 2021 гг.). Алексей Борычев. .том 2

Не заметил... Я искал драгоценное Счастье По лесам, по туманам болот. И поглядывал на небо часто, Наблюдая орлиный полёт. Опьяняло сиреневой цветью И чарующим вздохом купав, 'Моё Счастье, где Вы, ответьте! Ты ли, капля, блестишь им, упав? Вы ли, выдохи нежные лета И тончайшая осени взвесь? Мое Счастье, где Вы, ответьте? Я зову тебя: где Вы? Вы здесь?..' Малахитовой летнею тайной Ты молчишь у берёзы в тени, Иль водой родниковой кристальной Твоя песня в осоке звенит? Или бликами солнца несмело Ты под тёмною елью лежишь, Или красною краскою спелой На осине Трепещешь, дрожишь?.. Я искал драгоценное Счастье И смотрел на искрящую явь, А оно было в прошлом, представьте! Оно было Тобою, представь! И, бросая пытливые взгляды Во все стороны купола дней, Не заметил Тебя с собой рядом, Я Тебя - Под тоскою своей! Царица Зла Никто не гадал и не ведал, Что будет, что будет - вот так: Цветы распустились к обеду, А позже окутал их мрак. Забыли про пение птицы И замерло всё на Земле. И злая-презлая Царица Пришла в угрожающей мгле. Она распускала бутоны, Смеялась над их красотой. И капали слезы, и стоны Цветы издавали с мольбой. ...Рассеялась пыль по просторам. Царица, немедля, ушла. Осталась Земля, на которой Так много страданья и зла! Притихшие ветки берёзы Скулили на скором ветру, И капали росные слёзы, Почуяв беду, поутру. Осталися бледные краски И тихий тоскливый узор. И смежили нежные глазки Цветы, поглядев на простор: Все было пустынно, и снова Могло повториться. - Опять Забытое Божее Слово Пора нам повсюду искать! Элегия Тепло свечи роняет утро На голубые плечи рек. Но воска капли - перламутры - Так холодны, как будто снег. Они - рассыпчатые росы, Гирлянды утренних берёз. Они шипят, как папиросы, Потушенные в каплях слёз, Стихи поет 'бродяга-ветер', Играя на ветвях дерев, На охладелых листьях ветел, Простой и горестный напев. Листая дни, мечтает осень О капле радостной слезы, Которую, быть может, бросит Нам время на свои весы. Осень пылает закатом... Осень пылает закатом. Гулкие, тихие дни, Холодом влажным объяты, Красной рябиной полны. Мы потеряли надежду, Мы обретаем покой... Леса густую одежду Сбрасывает рукой Вялая поздняя осень. И загорается даль Бронзою мачтовых сосен... Неба колючая сталь Плавится алым закатом И вытекает на лес. В небе - летучие скаты Тучи плескаются. Весь Лес, будто кружев узоры, Тоненьких, Золотых. Холодные алые зори Тихо ложатся в стих. Ало-янтарные полдни Листвою воспалены, Красною краскою полны, Солнцем обожжены. ...Поляна, объятая дымкой... Всадник... Гарцующий конь. А по лесам невидимкой Пылает осенний огонь. *** Осень плачет золотом. К небу дым летит. Обдает нас холодом. Душу леденит. Лист шуршит под окнами. Стынет тишина. Звуки стали ломкими. - В них - печаль одна! В душу рвется прошлое, Краски летних дней. Кажется немножко нам Прошлое добрей... Осень.. Осень... но что это слово? Тихого сна листопад? Солнца лобзание злого? Неба кристального яд? Тихо летающий в чаще Пламенный трепетный лист? Очарование счастья, Образ которого мглист? Полосы?.. Лёд и метели? - Полосы снега и льда? Снегом покрытые ели? Дней вековая слюда? Хрупкая соль и растенья, Солью покрытые той? Блики и светы и тени? Образ навек дорогой? Вдруг это - некое нечто - Некий бродящий Никто? Он - под дождями. Он - вечно В буром иль сером пальто!.. Болотному лесу Я пришёл к тебе, обитель Сонных тающих дерев, - Успокой меня, Целитель, Донеси веков напев. Комариные перины На полянах расстели. С песнею перепелиной Пусть трубят коростели! Истомлёнными устами Припадаю к роднику. Темнолистыми лесами Исцеляю я тоску. Гаснет полымя заката. Чутко дышит тишина. Вновь туманистая вата Привиденьями полна. Топи, кочки, мох, болото Обволакивает дым. Опускается дремота Белым облаком седым. Обнимает и ласкает Подусталого меня. Тишиною чуткой тает, Сна истомою маня. Жизнь - такая же отрава! Но туманом по виску На лимонные купавы Проливаю я тоску. И до утра исчезает Переменчивость моя. Где я? с кем? - никто не знает! Затерялся мой маяк! Мой костёр туманной точкой Потерялся средь лесов... Никого нет! - Знаю точно. Кроме... птичьих голосов. Поздние грибы Над бурой прошлогоднею листвою Коричневые холмики грибов. - Под ёлочкою каждой и сосною Топорщится немало бугорков. Что осень поздняя? - тепло и сыро... Их нежно убаюкивает мох... Последние посланцы лета мира И осени последний, тихий вздох. Туман и кочки... Хмурится болото. Лишь польские грибы 'таращатся' у мха, Как будто выглядеть стараются кого-то. Тебя ль? Меня?.. Другого грибника? Воплощённая мечта (годам 1999-2002 посвящаю) Из капли мир я воссоздал, Своим желаниям покорный. Он так лучился и сиял! И пел гармонией валторны. Там были снежные цветы, Звучала музыка заката. ...Там - не она была, а - Ты, Фатой венчальною объята... Там белым храмом восставал Туман, леса в лучи рядились. Там бликов медных карнавал Плясал, и медленно крутились Души моей часы, и я Сам был по времени размытым. И таинства небытия, Казалось, были мне открыты. И сталь небесная озёр Мне заострила грустью очи, И краской синею простор Мне рисовал лесные ночи. Там был июльский дождь; и снег, Декабрьский, блёсткий и душистый. Там отдавался я весне В скрещении ручьёв лучистых. Там пил я неба родники, Там целовался с тишиною. Там было - всё!.. Но короткИ Отмеренные дни весною! ...Та капля высохла, и вот - Стою пред пыльною дорогой. Куда идти?.. Кто доведёт Тропою тёмною до Бога? Внимая голосу богов (подражание Ф. Сологубу) Внимая голосу богов, Ты позабыла про молитвы. С тобою быть я был готов На поле с Вельзевулом битвы. Однако ты, презрев меня, Всю волю Тёмному открыла, И, тихо голову склоня, Забыла про меня, забыла... Ты проходила и ушла - Твоё дыхание - на росах. Со мною быть ты не могла, Поднявшись паром на утёсы. А я, как будто змий, у ног, Средь терний теменью струился. И только влажный серый мох Меня ласкал. Я разучился И ликовать и горевать, И просыхал душою хладной. Сырая тьма - моя кровать - Была милее и отрадней Всего, что было на Земле, О чём я думал и что помнил. Но не искал покой в петле, До боли избранным знакомый. И ночь и день, и день и ночь, К тебе душою поднимался. И выгнал твои мысли прочь. И стал твоим! С тобой остался! И каждый миг, и каждый час, Ты голос слышала набатный: 'Отдайся мне! Вот так! Сейчас!' - Такой далекий, непонятный. И голос гулко грохотал И содрогал твои иконы. И снова час - мой час настал! Работают мои законы! Поздравление (Г.Е.) От всей души благодарю, Удачи, радости тебе! Приветствуй каждую зарю Событьем благостным в судьбе! Две души Двери срывает с петель Ветер, гуляет в лачуге. В окна ворвётся метель - Светлая память о друге. Друг мой любимый, скажи, Где же погиб ты однажды?.. Близкие нам две души Так изнывают от жажды!.. Долго брожу по лесам, Но, ощущая тревогу, Крик возношу к небесам - Боль и смятение - Богу... Двери срывает с петель Ветер, гуляет в лачуге. В окна ворвётся метель - Светлая память о друге. Мечтателю Обретая Небесную Землю, Сбереги её тихий покой. Пусть осенние сумраки дремлют Под туманов белёсой фатой. Ты пойми - не веселия ради Бог в печали окутал её. И в тебе их невидимый радий Разрушает твоё бытиё. Все 'веселья' не так ароматны, Как печалей болотный цветок. И прекраснее роз и приятней Одинокий лесной лепесток. Он не так говорлив красотою, Только шёпот его - слаще нот. Под туманов белёсой фатою Он неброско и нежно цветёт. Незнакомке Я знаю, где живёт душа, Живою тайною дыша. Она - не в теле, не - в уме, Она - в лесной болотной тьме. Она вдыхает лепестки Ирисов, ландышей цветки И пьёт туманы тишиной И комариный гул лесной. Она летает по кустам, Где раздаётся птичий гам. Она - в медвяных травах - там, Где позабытые места. Она питается росой, И влажной утренней красой Она встречается в лесах В скрещённых утренних лучах. Она в весенней синей мгле. - Она повсюду на Земле... Но больше - там, где человек Не омрачал собою век. Она в малиновой глуши. Там тихо дремлют камыши. ...Но иногда, но иногда, - Когда быстрей бегут года, - Она с тобою, Ангел мой, В Тебе - венец её земной! Шаги... ...И дни и ночи - за мечтою По малахитовым лесам Кристальной русскою зимою И летом, осенью, весною, Проливши небо на глаза. И, пеленая сон в ресницах Алеющей росою зорь, В туманы грёз своих спуститься, Во снах у ландышей присниться И расплескать души лазорь По дням пустым, как пепел серым, По временам, густым, как дым, Отдав другим любовь и сердце И приоткрыв в Былое дверцу, Ещё остаться молодым, И тишиною растекаться По ранним утренним лесам, Пока не прОбило двенадцать, Отдаться Вечности, отдаться Твоей душе, Твоим глазам, Моя Печаль, моя Забота, Ведь ты же помнишь обо мне!.. И снова скорби и работа, И снова тяжкая дремота... И ни мыслишки о весне: Забыто всё... Былое - пепел. А Будущее - там и тут Такое пошлое всё лепит: Беспомощный и жалкий лепет... И мухоморы чувств растут, И страсти празднуют унынье. Унынье празднует любовь. В венце из боли, в диком дыме Тоска... тоска непобедимой Колдуньей вырастает вновь. И чародейственная чаша Порочных похотей, страстей Испита. Где же счастье наше, Что утренней печали краше, Нежнее белых голубей?! ...Тоска и боль. Непониманье... По ранней утренней росе Проходит медленно страданье И отнимает душу, знанья. И на космической стезе Блуждаем - малые планеты - По закоулкам бытия. И песни и стихи пропеты, И отшумело снова лето: Душа отжившая моя! *** Когда над кромкою лесов Восток зардеет алой лентой, Я слышу хоры голосов И глас небесного регента. Как будто пламенный восток, Пылая каплями тумана, Пропел о том - кто одинок, И как открыты его раны Перед рождающимся днём, Перед торжественным моментом, Когда восток горит огнём... Но замолкает глас регента, И солнце бледное встаёт, Позолочённое туманом. Так радости не знает тот, Кто побыл жертвою обмана! Идти, идти ему туда - В страну восхода, песнопений И согревать свои года Слезами горестных молений. А кто удачливее - спят, Но вещий ворон одинокий Хвостом покажет, кто распят Судьбой жестокой... *** Я иду. Сиреневый дым осени Мотыльком порхает по кустам. Я иду. И холод синей проседью Льётся на меня с небес... А там, Далеко, в эфире голубеющем, - Бледные октябрьские цветы - Облака грядою розовеющей - Вестники небесной красоты. Ударяет полночь в гулкий колокол Тишины. Звякает ледок. Там, в душе, внутри, у сердца около, Ощущается волнения щелчок. Это вековое и былинное Прошлое свой голос подаёт. Потому дорога моя длинная Череду воспоминаний в душу льёт. Лунный дым звенит. Немые призраки По лесу съезжаются ко мне: Топот... кони... шлемы... - битвы признаки Расплываются, неясны при луне. Я иду. Туманы серым саваном Покрывают сталь холодных луж. Огоньки во тьме Танцуют, Пляшут, Плавают... Почему же тайна скрыта?.. Почему ж?.. Жизнь ...Глаза, как и следовало ожидать, У неё были карие, Упрямые. Ноздри - чуткие, тонкие... При ней были чемоданы, сумки; Поджилки её тряслись. Она смотрела на меня С укором и сожалением. Я не спросил её имени. Но она представилась сама... *** Я любил тебя такой, Той, что, видно, не было. Ты нарушила покой Силою неведомой. Музыкою громкою, Водопадом с гор Ты являлась, комкая Прошлого позор. Ты плясала на стенах Трепетными тЕнями. Ты была - сама Весна! Ты - само Цветение! Белая, лучистая, Чистая мечта! - Ты была неистова, Очень не проста! Но с тобою я устал Танцевать по вечности И остался на устах Капелькою млечности. Испарился, поднялся Струйкою туманною И смеялись небеса Над любовью странною. Облачком по небу я Плывши, онемел, Ничего не требуя У тебя взамен. Осенью Уж отдымила чёрными ночами Чернично-ежевичная метель. На мягкую листвяную постель Упала дымка, нежно и печально. Хорал лесов хрустальней и светлей. Гуляет солнце тысячами бликов И тишина пустеющих аллей Густым осенним золотом полита. Так где же летняя лесная боль! - Укусы пчёл и комаров и солнца? Торжественно порхает кроха-моль, Горит крыло ее под сосен бронзой. Отчаян и жесток сырой восток. Он по утрам лилов, дождями полон. Но не ударит больше молний ток, Не слышится громов бодрящий гомон. Рядится осень в алые шелка. Жемчужные дожди - камнями ожерелий. И, будто платья - эти облака, И танцы под мелодии свирелей. Ах, осень, осень..! - ты ли это? Я ль С тобою слит во времени объятьях? И понимаю: если есть печаль - Она приходит в самых ярких платьях! Грёзы Безропотные тихие созданья! Где обитаете? Где ваша колыбель? Поёт, поёт небесная свирель Под куполом великим мирозданья... Я знаю - скоро, скоро - ваш апрель, Бестелые, полны очарованья... Вот - абрис тонкий вашего крыла, Стеклянный, розоватый, под зарёю Переливается; вот - яркая стрела, Испущенная кем-то... Я порою Так ясно-ясно вижу зеркала Куда вы залетаете... И мною Овладевает радость пустоты, В которой блики странные порхают, Певучие метели... И мечты Хрустальные порой овладевают; И ваши тонкие небесные черты К иным мирам мой разум приобщают. Весною бабочка пригрелась на стекле... Я думаю о вас, Небесные... Наверно, Такими явлены вы на Земле, Крылом слегка подёргивая нервно. И - серебристым пухом на ветле Зимою - вы прозрачны, эфемерны... Печать Тяжёлой печатию рока Отмечены тёмные судьбы. На всё установлены сроки. Жестоки безликие судьи. Тяжёлой печатию рока Отмечены наши пределы... Дыханием тёплым востока Врачуем и душу и тело. Тяжёлой печатию рока Пломбируется мирозданье. Откроет ли тайные знанья Нам голос витии, пророка?.. Тяжёлой печатию рока Отмечены чувства и мысли. Мы ждём озарений, урока - Победы над тлением жизни. Но правит событьями Случай, Сверкает мечами над нами, И малый предчувствия лучик Слабеет, поникнув крылами И будем бессильны, покуда Скупая царица Фатальность Скрывает от нас своё чудо - Грядущего злую реальность, Покуда по времени полю Гуляет дитя её, Случай, Скрывая от нас свою волю,- Жестокий! Великий! Могучий! Стремящаяся Утро сквозило востоком. Мглистые дали дышали. Слёзы из Божьего Ока Звёздами с неба стекали. Утро сквозило востоком, А ты, растворяясь в туманах, Брела по лесам одиноко, Мечты погружая в нирвану. Искала и нощно и денно Духовного счастья обитель. Но горестей меч непременный Занёс над тобой Рок-Воитель. Весенние приветствия В ельнике пела свирель. Плакало солнце. Ветер причесывал ель Вяло и сонно. Здравствуй, мой северный март, Вьюги, метели. Это - весны моей старт, Праздник капели. В солнечном марте капель Разволновалась! Блеском встречала апрель, Розово-алый. Здравствуй, Владыка Апрель, Здравствуй, кудесник!.. Чистого чувства купель, Солнечный вестник. Отрешённость Лиловое болото, - Туманистая глушь, Разлитая дремота По царству топких луж. Летает пряный запах По венчикам цветов И вспыхивают залпы Весенних комаров Тут древнее яснее Того, что есть сейчас. Далёкое виднее, Понятнее для нас. И тонкие осины, Бледнее белизны, Вдыхают сумрак синий, И спят, и видят сны. Подолгу я брожу здесь Среди немых трясин, И дольной жизни ужас Бледнеет меж осин. Картина мирозданья - Не более чем сон. Усталое сознанье Забыло обо всём. Мотив Берёзой седой на опушке Ты встретилась мне, моя Русь. До боли родной мне избушке И топям болот поклонюсь. Плескают хмельную истому, Прохладу струят родники... Мне слышны гармоники стоны За далью родимой реки. Там волю собрав, мои братья Играют, поют о Тебе... Раскинь же пошире объятья Навстречу нелёгкой судьбе. Отчаянье Сердце осени - влажные лица. Сердце осени - тёмные ночи. Бьётся, бьётся в окно к нам, стучится, С нами слиться биеньями хочет. Торопливо, хромая по лужам, Осень топает ливнем осенним. Дальше будет всё хуже и хуже, И слабеем мы нощно и денно. Распускается роза рассвета, На просторах небес пламенея. Осыпает нас хлопьями света Синеглазая зимняя фея. Соберу тишину я в ладони, Прислоню к истомлённому уху. ... Только б не было больше агоний И томлений усталого духа. Упрёк Под шёпоты осеннего дождя Летаем мы с тобою иногда. Порхаешь ты - весенним мотыльком. Порхаю я - осенним сквозняком. Мечты меня уносят далеко, Где воздух как парное молоко, Где по ночам - томленье тишины, Одна в другую зори влюблены. Там небо проливается в туман. Там очи синие Иванов и Татьян. Там - севера густое молоко, Мечтаниям раздольно и легко; Хрустальные деревья и леса, Русалок неземные голоса, Смеются и зовут меня туда, Где счАстливым не быть уж никогда. Там утром ранним, будто ни при чём, В лесу гуляет девица лучом. Там сны безгрешные и талая вода... Там быть с тобой так хочется всегда! Но ты порхаешь в южные края, Где я горю! - горю от страсти я; Ты любишь пламя! - мой тебе упрёк: Как можешь ты? - ведь ты же - мотылёк!.. Исповедь Я прочел бы о будущем весть, Если б мог о заре рассказать. Но холодного разума жесть Мне мешает слова отыскать. ...В храмы утренних влажных лесов Исповедовать душу пошёл. Но во Царстве Полуночных Сов Не прощенье, а горе нашёл. Утро севера хмуро глядит, И не знает, не ведает слов. А, быть может, и знает, молчит: 'Не готов ты ещё, не готов!..' Знаю - тайна великая есть, - Непонятная тайная власть, Но холодного разума жесть Мне мешает ту тайну украсть. Что мне делать? Туманами лечь? Или облаком к небу лететь, Чтоб услышать заветную речь, Чтобы к тайне мне дверь отпереть? У холодного севера - ночь, Бессловесна, нема и глуха, И не гонит меня она прочь, А чарует шептанием мха. Эти ёлки рассветные, топь, Бледно - хилое солнце, туман Промолчат мне о том, что не то Я хотел получить от ума, - Что и тайна о будущем вся Скрыта полчищем хитрых личин, И о ней говорят небеса, Когда разум не ищет причин. ...Когда сердце поднимет крыло, Будто в небо летящий рассвет, - Сразу станет в сознанье светло, И струится Божественный Свет. Поцелуй Напевала апрельская ночь. Я молился во храме лесов, Отгоняя гнетущее прочь Серым ладаном - стаями сов. Проливала небесный огонь На лесные поляны луна. Обожгла поцелуем ладонь Проходившая мимо весна. Поцелуй был и нежен и тих, Будто пламя алтарной свечи. Он теплом напоил этот стих И согрел покрывало ночи. И дымящими стаями сов Просвистевшая утром метель Пала каплями в ветки лесов, Прозвенела в лесную капель. До утра переливно блистал Лунной ночи весенний янтарь. И растаял холодный кристалл, Где мерцал снегопадом январь. Скоро... Скоро дни ароматными станут. Пропоют как свирели ручьи, И теплом меня снова обманут Рыжеватые солнца лучи. Снова вспыхнет звездою подснежник. И пройдёт по лугам, по лесам Босоногая девочка, нежно Прикасаясь рукой к деревам. И, подвластен неведомой чаре, В малахиты оденется лес, И в листвяном душистом пожаре Он утонет до самых небес! А потом загорится он алым, Золотым; Догорит, и опять Всё по кругу начнётся, сначала, И я буду и верить и ждать... Романс Очам души твоей... (И. Северянин) Приди ко мне, Печаль Моя! Искрись токаем в хрустале. Печатью тяжкой бытия - Усни морщинкой на челе. Очей Души Моей Печаль! Забуду ль я тебя! О, нет! Остави счастия печать На самой скорбной из планет. На белом покрывале дней, В лимане голубых времён Танцует свет души твоей, Грузя меня в миражный сон. И за пределом бытия, Где меркнут звёздные огни, Пребудем снова - ты и я, Одни!.. Сверкательно одни!.. Миражи Когда было страшно и мрачно, Когда был с собою я в ссоре, Когда мне в лицо многозначно Смотрело безликое горе, Я вышел, я вышел в рассветы, Я вышел в росистые утра, Глядел в переливные светы, - Блистающие перламутры. Я в сонные вышел поляны, Я пил родниковую правду, Меня обнимали туманы, - И стало спокойно и праздно... Блуждая по раннему лесу, Я музыку слышал иную, Какая со сцен поднебесья Мне жизнь воскресила земную. Потом погрузился в потоки Сплошных беспричинных иллюзий И пил я их пьяные токи Под тихую музыку блюзов: За гранью предметного мира Явились иные герои, Звучали их дивные лиры, И я услаждался игрою. Туманы восторгов рассеял Луч полдня, навязчивый, жаркий. Миражи исчезли, робея Пред правдой, простой и неяркой. Nocturne 1 Стекает гаснущая даль По облакам, за горизонт. Тоски звенящая медаль Пылает лунною слезой. Стеклянной влаги полу-клин Вонзает в мартовскую тьму Сырая ночь. Страстей угли - В дурманном, пламенном дыму. Вздыхает огненный туман, И в злом кружении миров Души плескается лиман Волнистой музыкою строф. И снова памяти веслом По вязкому простору я Гребу, измучен болью, злом И дикой тайной бытия. Россия... Глубина твоих озёр неизмерима! Широта твоих степей необозрима! И прохладен ласковый ручей! Ты в шелках зимою - дева в белом. Руки - то ветров тугие стрелы, И - венок из солнечных лучей. Породнённые с космическою далью Небеса - напоены печалью - Твои очи, устремлённые в века. Звёзды - переливные слезинки... На Восток ведут твои тропинки. В небесах, над нами, облака. Я иду, унылый тихий странник, Росными лугами, утром ранним, И гляжу, гляжу я в небеса. И с небес - необозримой синью - На меня с печалию пустынной Доброту струят твои глаза. А леса... из чащей ворожащих Под листвою, от дождя дрожащей, Голосит древесная душа. Та душа - она твоя, - Россия; Скорбь смиряет, прибавляет силы, Как почую: сколь ты хороша! Ностальгия Я так хочу в Москву восьмидесятых! - В пятиэтажек тихие дворы. По улицам, от флагов полосатым, Пройдусь под щебетанье детворы... Я так хочу в Москву восьмидесятых! От страшного позора наших лет. Идей добра, в сегодняшнем распятых, Пускай струится Негасимый Свет! Я так хочу в мой тихий город детства! Там лица светлые, там добрые Они, - Все те, кто не могли стерпеть последствий Крушения Отчизны в злые дни. Я так хочу в далёкое Былое, Где годы ранние мои текли. Но не могу забыть я, сколько злого Года разрухи в мир мой принесли. Я так хочу в Москву восьмидесятых! Где всё хорошее осталось у меня. Дождусь ли я кровавого заката Сегодняшнего рыночного дня?! Приговор Как ты умираешь, Русский Человек!.. Свечкой догораешь. Кончился твой век. Сколько ты старался, Терпеливый мой!.. И тебе достался Холод неземной. Правнуки и внуки Совершают путь, Одурев от муки, Ах... куда-нибудь!.. Как ты умираешь, Родина моя! Алой каплей таешь В мраке бытия. Элегия Там, далеко, - моя Весна. И Царство Благостного Сна - Купавы, чащи, берега, Леса, болота и луга. Там догорает яркий день. Там бродит царственная лень. Там мы с тобой! С тобой - одни! За ясным днем - яснее дни... Там тихо ландыши звенят, Струят лимонный аромат. По белой роще из берёз Гуляют тыщи ярких грёз. ...А помнишь, милая моя! Когда, грядущее тая, Апрель, порхая мотыльком, Страстей окутывал парком? Вдыхали смело вешний яд И принимали всё подряд Таким, - каким оно давно, - Нам перестало быть дано. 'Наблюдатель' Иду сырою тёмной чащей, Вдыхаю ёлов аромат. И пью из неба бледной чаши Тягучий октября закат. Направо погляжу: вдруг ворон Гнусаво навье пропоёт; Налево погляжу: просторы, Деревни... города... народ!.. Я слышу: две отроковицы О чём-то грешном говорят. Смеются... (Им бы помолиться!) Перед дорогою-то в ад. Всё переменчиво!.. Всё дико!.. Всё перемешано в миру. И Он безмолвствует, Великий, Молчит, устроивши игру, В которой навье и живое Переплелось - в одно! в одно! - Святое, грешное, простое - В одном томительном кино. Я тихо раздвигаю ветки, В которых догорал закат, И вижу: юные нимфетки Бегут тропой лесною в ад. Я опускаю взор, и вижу Во мху серебряных жуков... И топкого болота жижу... Красу и грязь... Да, мир таков!.. Вариация 1 По мокнущей талой тропе Брела ошалевшая осень, В снежинок унылых толпе Она растворялась меж сосен... Туда уходила она - Где плыли минувшие годы, Испитые сердцем до дна, Как будто бокалы невзгоды. И падал сыреющий снег На корни дубов, на тропинки, И всё было будто во сне: И ветки дерев, и травинки. И всё заметало кругом, И всё было - снежная небыль, Лишь палевым ярким лучом Мигало простывшее небо. И думал я - вот он - мираж, Похожий на признаки жизни. Всё было - игрою... Игра - С судьбою намного капризней, Чем тающий образ мечты, Который оставлен тобою, Который оставила ты... Играя с моею судьбою. Низшие круги Бесчисленность столетий Пробыв в небытии, Про всё узнав на свете, Нашёл пути свои. По тем путям скитался В томлениях земных И прахом дней питался Пороков огневых. Но дух мой поругался С бездушием телес. Он рвался, рвался, рвался К творению чудес. Меня пронзали стаи Отравленных страстей. Рассыпался, истаял На множество частей. Опять я воротился К обители небес. И дух мой испарился И дольний мир исчез. Опять блуждаю мило По звёздам, небесам, И знаю: - то, что было, - Я всё придумал сам. Интродукция Мотивы душ играются на флейтах, На флейтах наших горестных судеб. И что бы мы ни делали, и где б, - Дела пусты, последствия их тленны. Под игом мигов вольных, роковых Скитается душа, и терпеливо Она безмолвствует, молчит пугливо, Не видя окончаний сроков их. И мы скорбим - тем более мы - тленны. В веках утонем, сгинем навсегда И прахом полетим мы по вселенной. Да будет так секунды, дни, года... Но попадают зёрна наших мыслей На поле духа, вспаханного ТОЙ, - Святою и невинною мечтой, - И счастливы, покуда вместе мы с ней. Цель Замок стоял на горе. Я подымался всё выше, К тем ледникам в серебре; Вот, наконец, я и вышел. Там меня ждали они, Люди с холодною кровью, Солнцем прощальным озарены И позабыты любовью. Синяя чаша небес В вены восторг проливала. Но почему они здесь, Небо не отвечало... Сквозь пламя дней... (К. Фофанову) Сквозь пламя дней я проходил, Неся победную мечту. Года прошли: вот я - один, Вдыхаю сущего тщету, Вкушаю терпкую печаль, Вином страстей её запив. Померкла солнечная даль И стих души моей порыв. Пусты полночные миры, В которых дух мой ликовал. О, с той поры!.. Там с той поры - Скорбей кружится карнавал. Любовь былая не поёт, Былое больше не манит. - Вот так закончился полёт, Души моей ослаб магнит. И только Светлая Мечта Гуляет по миру одна. У ней палящие уста, В косу вплетенная весна. Тебя ли, Светлая, догнать, Как прежде, трепетно нести? Но где же силы отыскать, Былые где найти пути? Зимние блики Лучи - как протяжные клики, Как сердце, молящее страсти. - Любви отлетевшие блики На сером бесчувствия насте. Как холодно вы, неживые, Ласкаете тихие взоры! И ваши лучи ножевые Тоскливо рисуют узоры. Не может холодная искра Согреть остывающей тени. Зимою нет пламени риска, Печаль. Тоска и смятенье. Но всё же горите, горите Стальным и немеющим светом И руки свои протяните Тому, кто зовётся поэтом. Фантазией быстрой, безумной В себе зажигает он пламень От вашей искры неразумной: Лёд топится, плавится камень. Расплата Я ушёл в свою мечту От земного злого рая, Испытал чувств полноту. Понимал я - покарает Правда горькая меня И вонзит бесстрастье жало, Но пока полна огня Свет - заря, безумно-ала, Но пока светлы они - Сумерки, закаты, полдни. И текут рекою дни, Спелой радостию полны... ...А потом проснётся Рок, Разобьёт хрустальный мир мой. То-то будет мне урок: Не живи за ширмой! Преображающаяся Бледной тенью я растаю в полумгле. Бликом солнца я летаю по Земле. То позёмкою заблудшею кружусь, А то вспыхну и огнём преображусь. Под томленьями стремлюся я в туман. Вот - луна. Под нею плещется лиман. В том лимане - дивной рыбой - снова я. Я загадка и разгадка бытия. Я - со всеми. И во всех... И вне... Я вся - То, чего понять и можно и нельзя, Муха, солнце, горний, дольний мир И колеблемый дыханием эфир... Старая рифма Закружился в зимнем танце сонный лес, Обнимая синий свод - простор небес. И снежинкою растаял в вышине Самолёт, дань отдавая тишине. Капля алого заката обожгла И земные и небесные тела, А потом пропала вдруг за горизонт, И блеснула бледной лунною слезой. Сумрак, полный сказочных чудес, Опустился тёмным маревом с небес; Показал, как одиноки - 'ты и я' Перед тайной бесконечной бытия. - Этой рифмы старой мне не избежать: С нею множество проблем могу решать. Остаётся нерешённою одна - Почему со мною ты, а не Она... Почему и ты, у времени в плену, Погубила нашу раннюю весну И блеснула на очах моих слезой И пропала... как заря за горизонт. ...Он сужается, мой горизонт, и я - Я в плену скорбей, Печаль Моя! Жду я, жду, пока проблещет снова даль И со счастьем повенчается печаль. Зерно От давних пределов До наших времён - Само мирозданье Не больше чем сон. Ни мощью прогресса, Ни силою чувств Не движется поезд Науки, искусств. Эпохи, столетья Движимы одним - Святым Озареньем, Могучим, Большим. Но бесово семя Взрастило плоды. - С тех пор совершаем Пустые труды. Уроки пророков Прослушав в веках, - Опять на Земле мы, А не в облаках! Нам черви сомнений Повыели мозг, И стало сознанье Слабее чем воск. И дикие грёзы Окутали ум И нас напоили Бездушием дум. В нас попрана совесть, Двоится предел, К которому каждый Стремиться хотел. Копили мы знанья, Искали причин, - И мир оказался Под властью личин. Истлели личины И знания в них; От мира остались Искусство и стих. Под пеплами знаний Погибло оно - Творящих прозрений Святое Зерно. Миры Этот мир - один из тех, Где пространства очень мало, Где и время-то пропало, Не надеясь на успех Быть таким же, как пространство, Быть прозрения звеном, Опьяняющим вином, Духа праздного убранством... Я - с тобой, и не с тобой... Переменчивость пугает. И летает попугаем Над нелёгкою судьбой Случай. Он такой же пёстрый; Он порхает в вышине. И смеются в тишине Боль и радость, обе - сёстры. Этот мир один из тех, Где присутствие - опасно, Где отсутствие - прекрасно, Это верно, и для всех! Этот мир связует те, - Одинокие, другие, - Где витают дорогие, Исчезая в пустоте. Дорогие... дорогие!.. Где вы, где вы?.. Голоса... Тихо вторят небеса: 'Мы то - здесь... а вы - другие...' Истина Мы можем Истины не знать, Но устремиться к ней должны мы, И помыслом, и тайной сна, И чувством... Так необходима Она! Как воздух! Как любовь! В ней фокус бытия, и нам ли Плести оковы лжи из слов И на призыв 'скажи!..' - промямлить? К чему она? - мне говорят. - И без нее мы славно жили. ...Но вот чем слаще пьется яд, Тем горше крик: 'Нас отравили!' Одною каплей Из семи блестящих камней Выбираю я один И одною малой каплей Обращаю пламя в дым. Зеркала моих сомнений Умножают мысль мою И отбрасывают тени Бытия к небытию. Кто боится усомниться, - В том погибла навсегда Озарений вещих птица, И во тьме текут года... Алтари Погасли алтари. Расплавилась Земля. Космический простор окутался уныньем. И опустел предел Великого Нуля. Узрели мы его и бедствуем отныне. Погасли алтари. Хоралы не звучат. Бессонною мольбой воспалено пространство. И в горней высоте одна горит свеча, Бросая блики в нас - букет протуберанцев. Погасли алтари. Погасли алтари. А кто их погасил? - Конечно же, Рассудок. И ты его, Господь, прости и подари Одну мечту - любовь - как поле незабудок. Молчание Явь безумна. Сны безумны... Где же счастия кристалл! Плески волн сомнений шумны, И развенчан идеал. Зло земное вырастает Чёрной розою из тьмы, В сердце нам шипы вонзает И лишает сил умы. Кто рассеет мрак сомнений, Злые силы победит? Где же ты, мудрец и гений, - В небеса вопрос летит. Но молчит сырое небо, Все промокшее от слёз. - Ты ответа и не требуй На поставленный вопрос. Все отравлено прошедшим, А грядущее - темно. Лишь предел земной Прошедшим, Будет знание дано! Мольба Гремел состав безумных дней На шпалах бытия, И блики дальних пламенЕй Несла печаль твоя. Я уходил и возжигал В просторах две свечи. Огонь крутился и мигал, И капал воск в ночи. Белее Млечного Пути Легла Святая Ночь, Когда посмел к Тебе идти И гнал сомненья прочь. А ты растаяла во мгле, Растаяла, и я Остался нищим на Земле... Приди, Печаль Моя! Nocturne 2 Взрастися, Горний Дух, от ёловых лампад И устремися в нас, как издавна мы ждали. Эклектике небес мы верить перестали - С тех пор, когда иссяк сапфирный звездопад. Стреми, стреми своё дымящееся лоно В малиновый туман, где вешняя свирель Нам пропоёт с небес, о чем забыл апрель, Не посылая нам ни капли с небосклона! Оттаивает мгла, рыдая тишиной. И солнечный эфир так холодно кристален, Звенит о посох дней бездушной синевой. И мысленный поток так иррационален! Пространства аметист не мыслями взращён; Но в алтаре небес играют чувства гаммы. Стремися, Горний Дух, к тому, кто не прощён. Раскрась миры ему волшебной амальгамой. Знаки Сквозь символы былых столетий Мерцает блик небытия. И старой песнею о лете Истаивает мысль моя. И странные блистают знаки На небесах и на снегу. Скулят замёрзшие собаки, Спать не давая леснику. И звёзды волчьими глазами, Остервенелыми, глядят, За серебристыми лесами В просторах растворяя взгляд. Отмеривает вёрсты инок, Ступая тихо на восток. На мёртвые души картины Надежды падает листок. И снова символы и знаки На том листе заметны мне. И снова, злые как собаки, Завоют чувства в тишине. И снова Долгие Столетья В ответ им усмехнутся лишь. ...Поётся песенка о лете? - Так пой! Чего же ты молчишь? Увы... Легка хрустальная лазурь. Под ней - холмы, леса. Роняя светлую слезу, Идём под небеса. Леса, холмы - холмы, леса - Однообразен путь. И тихо капает слеза Кому-нибудь на грудь... Под нами - дни и пелена Томительных времён. А наверху все времена Окутал вещий сон. И звёздами озарено Молчание пространств. Кипит причинное вино От горнего костра. Предел мы дольний перешли, А там - и бел и ал, - Блистает в трепетной дали Великий идеал. Но путь кончается. Увы, Кончается... и пусть! И снова нет её, любви. Опять - тоска и грусть. Увертюра Глотая воздуха ликёр В сырой осенне-зимней чаще, Души наполненные чаши Я проливаю на простор, И гулом отвечает мгла, И растворяется сознанье В полночных звёзд немом мерцанье, Бьют полночи колокола. Звенит весеннею синицей Простор лилово-голубой. Тут - лишний я. Любой другой - И облаку-то не приснится. ...Вот скрылся зверь в тревожной мгле С рычаньем, хрюканьем и злобой. Одни мы с ним... Похожи оба На соответствия Земле. Вздыхает в полночи луна Лучом иным, потусторонним, Тень мира предков нам уронит, И станет чудною страна Лесная. Хлопья синевы, Переливаясь, воздымятся. Но после... после не приснятся. Их не увидим мы. Увы... Властвующая Ведомый волей рока, В пустыне жизни шёл, И страстно и жестоко Палящий зной расцвёл. Он думал, будто это - Дыхание любви, Души огни и светы Бросал в него свои. Коварно расцветая, Неведомый простор Напрасными цветами Объятья распростёр. Улыбкой злого змия Светились небеса И чары зла лихие Творили чудеса. - Весь мир преобразился В сознании его И в Деву он влюбился, В земное божество. Палящее пространство Ей даровало власть Влюблять и расставаться, Прославить и проклясть. Мечтой его питаясь И силами его, Слегка души касаясь, Творила волшебство. Влюблённый, он истаял И вышел весь, как дым. Теперь она - святая! - Чарует над Другим... Скорбная песнь Бледный тихий свет. Печальное сияние. На 'люблю!' - ответ - Скорбное молчание. Солнечная пыль Тает на иконах. Вековая быль - В колокольных звонах. Я иду к Тебе, Белая из мрамора, Взявши у небес Солнечного траура, Поминая дни, Прожитые вместе, И страстей огни, Вплавленные в песни. Холодны уста. Поцелуи холодны. Кровь была густа, Тело было молодо... Пред тобой стою Тихо на коленях, И тоску пою - Скорбное моленье. Сюжет Обломок миров На волнах веков Тихо колышется... Сладкая песнь С дальних небес, Ласкова, слышится. Тело пространств Войско времён Поработило. - Множество ран... Душу в ремонт. Тело - в могилу... История Полжизни обитая там, Где льётся тихий счастья свет, Подобен был лесным цветам, Не знал ни горя я, ни бед. Но вещий бубен прогремел, - Огонь небес ко мне сошёл. И стал тяжелым мой удел, И я в мечту свою ушёл. Но злой огонь испепелил Мечты мои, и снова я Брожу без цели и без сил Под тяжкой ношей бытия. Ворожба С тёмным посохом по гатям Сквозь туманы я иду К одинокой дальней хате, Вижу тусклую звезду. Над болотными лесами Расстилается туман. Небо лунными слезами Проливается в бурьян. Вот и хижина... два круга Перед ней, а в них зола... Тлеют угли, друг о друга Трутся, капает смола... Достаю волшебный камень. Небо звёздами глядит: Кто разводит там руками, О грядущем ворожит? Заплясали чьи-то тени. Ожидают все Его. Он приходит по веленью Чародейства моего. Кто - Он? Я гадать не смею: Царь ли он болотной тьмы?.. Выползают тихо змеи Из провидческой сумы. Совершается свиданье. Тайна тайне передаст, - Что поведано в тумане В этот злой и дикий час. Вдруг! бледнее белых лилий Распускается заря. К полдню должен я осилить Царство Дневнаго Царя. Призрак Призрак, бледный, неживой, Под неяркою луной, Почему, от сна притихши, Ты возник вдруг надо мной? Иль тебя согрели грёзы, Иль туман мечты укрыл? Кто тюльпаны, мальвы, розы Разбросал у твоих крыл? И к чему взываешь ты? - Догорели все мечты. Нет тебя уж... Ты ушёл... Солнце подпирает ствол. Зеркала ...Иду меж папоротников; тихо Небытие в меня глядит. Из комариной гущи лихо Веками давними сквозит. Иду, и памятью могучей Я расставляю зеркала: Перед бедою неминучей Прочнее нет души стекла. Проходят тягостные годы, Окутывает душу мгла. Но сквозь печали и невзгоды Блистают солнцем зеркала. В них память смело отразила Былые тихие миры, Которые просты и милы! - В них были счастия пиры! Поверь! Входя в лесные царства, Искал путей иных, Где не было коварства Людей, больных и злых. Прекрасные чертоги Вставали миражём, И мир другой премного Был в них отображён. Там солнце - переливней, Душистее цветы, И радужные ливни, И тёплые мечты. Из тяготенья счастья, Из радостной мечты, Полна ко мне участья, Явилася вдруг Ты. И с чистою душою Венчалася любовь И благостной мольбою Казался миг любой. Там время убегало От нас с тобой, и мы Познали, ох, немало Сплетений блеска, тьмы. Пульсировало сердце Иного бытия, Куда открыла дверцу Любовь - твоя, моя. И радужные дали, И новые миры С тобою мы видали, Завесу приоткрыв. По мостику пространства В грядущее ушли И стали растворяться В неведомой дали... Поблекли чувства, мысли, Блестящий мир потух И горести повисли На мой усталый дух. И ты, меня покинув, Переступила то, Куда, меня прости, но... Ступить был не готов. Ты снова замерцала Звездою в небесах, Душа моя купалась В безвыходных слезах. ... Ах, открывая тайну, - В неведомое дверь, - Не усомнись случайно, Но в тайное - поверь! Эволюция Когда стремили дни войска свои на запад И космоса свеча трещала от грехов, Мы плотью к плоти шли на трупный мира запах, Спасая души всех терцинами стихов. Швыряла пустота обрывочные знанья Не ворохом страниц, а искрами надежд. Но отвергало их истлевшее сознанье И праздновала пир Галактика Невежд. И, угасавший дух, расплывчатою точкой, Далекою звездой, он оживал опять! Строфою за строфой и строчкою за строчкой Он Новое открыл нам, обращая вспять Кручение времён, и тьма поработилась, И снова воссиял победами восток. Открылись силы нам, и тайна осветилась, Которой так давно искали мы исток! Жалоба Скитаясь по земной обители, Немало видывал я зла; И кто - любил... а кто - обидели... От них в душе - одна зола. Скитаясь по земной обители, Смотрел, смотрел я в небеса, И ждал, когда мне небожители, Как милость, явят чудеса. Но небеса, в ответ молчавшие, Дарили розовый закат Да листья, осенью опавшие, И был тоскою я объят. Под бой часов я думал: Прошлое! Ты будешь явлено ещё! Но плавилась заря над рощею, И бедам был потерян счёт. Пылает осень над полянами, Весна ль гудит, жужжит пчелой, - Так и останусь я израненный, От боли обалделый, злой! И бытие жестокой пыткою Убьёт мой слабый, тленный дух Стрелою страсти, меткой, пылкою, Чтоб пламень скорби не потух. И за пределом дольным буду я Стремиться в низшие круги... И там - я буду предан Иудою, И друг мне не подаст руки. Спасение В дни безумно-огневые На простор я выхожу. Там у Господа прошу: 'Мне отдай цветы живые! Боже, милостив, порви Злые ткани разлученья. Ты рассей мои мученья По ветрам былой любви'. Но угрюмы небеса. Тёмно Божеское Око. И кругом поют жестоко Неземные голоса: 'Позабыл ты божий лик И вкусил отравы страсти. Ах, не будет больше счастья. Божий гнев теперь велик!' ...Вижу я: сырой восток, Зажигается Венера. - Снова чувствуется вера Как спасения исток. Сретенье Сегодня Сретенье Господне: Зима встречается с весной. И солнце сыплет пух златой! - Алтарь небес дымит сегодня. Собрались в войско дней полки, И в путь, и в путь, - щиты блистают. И облаков густые стаи Плывут, и русло у реки Теплом и блеском дней грядущих Напоено; полным-полно Весельем крепкое вино Души! А радости всё гуще, Звончее дятлов перезвон. Сам день - янтарнейшая капля. Она похожа (ах, не так ли?) На взгляд оленя. - Вот и он... Хрусталь небес, он тоже звонче. И тих и нежен путь в леса Под те хрустальны небеса, Где эхом - лай собаки гончей... Царство Серых Сов Под тихий шёпот снега Молчанием лесов Опять с тобою мне бы Пройтись под серым небом Во Царство Серых Сов. Осенние штрихи Я с вами, дни забвения, Я с вами, дни нужды... И призрак вдохновения Скрывается в груди. Зеркальны дали осени... На небо облака Сквозь солнышко забросила Осенняя тоска. Песок и глина - вот они - Осколки бытия. Лесными приворотами Хлебну я забытья. Такие дни остылые! Октябрьский гололёд!.. А солнышко унылое На небе отцветёт. Меж липами, осинами Рассыпана печаль; Копытами лосиными Разбит небес хрусталь. СнегА... Снега - это символ разлуки. Снега - ослепляющий саван. О сколько и боли и скуки Таят и метели, и сам он! Особенно осенью ясной, В декабрьские жуткие ночи И звёзды и злы и ужасны, И солнца так хочется очень. Но солнце такое же злое, И злые и скорбные люди, Как будто исчезло былое, Грядущего больше не будет. Как будто былое - больное И память его не излечит. Вотще и мечты и земное... Снега укрывают мне плечи... Но время!.. Но время! О дивное время! - Тобой воскрешается память. Она оживляет прозренья, И вьётся грядущего пламя. К весне расползается саван На блёсткие нити - ручьями; Потом расцветают купавы И солнце смеётся лучами. Тревога Небес дымящееся око Пролило первую слезу. Туманы густо, одиноко Бродили в солнечном лесу. Сквозила тайная тревога На клювах птиц. Неясна суть Была её, и непонятно, Зачем - дрожание листов?.. И солнца палевые пятна В тени ореховых кустов?.. Так было страшно! Так невнятно Шептались тени! Лес густой Таил навязчивую думу. Тугие ветра провода Несли её с тоской, угрюмо Туда, где звонкая звезда Светила на пустые трюмы... Квинтиновый сонет Эта осень прозрачна до боли. Ясен солнца кристалл, бирюзов! Журавлиные стоны - гобои, Журавлиные стоны - как зов. Ветры, пойте про холод и волю, Про бессмертие сказки лесов! Тихий шёпот и шелест лесов... Солнце яркое слепит до боли. Так и хочется: воли мне, воли!.. Акварельный восток бирюзов! И природы отчаянный зов Донесётся печальным гобоем... Ветры, пойте про сказку лесов, Протрубите о счастье, гобои!.. Летом Мятность лета на болоте И усталость на ногах... Жар полуденный в дремоте. Лужа с рясью на краях. Миражей дерев пустынность В зелени густой листвы. И грибной дороги длинность Средь звенящей синевы. Подымается к востоку Дым неясного костра. Впереди - лесов дремота. Позади - людей тоска. Каплей пота дождик брызнет, Охмелев сухой землёй. Птица к ночи дико взвизгнет. Повернётся шар земной... Монолог осени Брожу по солнечным лесам, Кручу печаль по листьям палым И проливаю на глаза Синь неба путникам усталым. Выращиваю боровик, Верчу, кладу его в корзину, И думает любой грибник, Что гриб в корзину сам он кинул. Кручу печальных листьев вихрь В осиновой туманной чаще И снегом посыпаю их, Кладя в сырых оврагов чаши. Я дней студёное вино Настаиваю на печалях И неба звонкое окно В макушках сосен я качаю. Кручусь. Верчусь. Остановлюсь. И оглянусь: и стынь, и холод... Что получилось? - сосны плюс На льду холодный солнца сполох. Что получилось? - тишина, Да звуки - ломки и хрустальны. А там, глядишь, зима... Она Плывет на туче - Белой Тайной. Сталь ноября Такие дни: мерцающий янтарь! Окрошка льда горит душистым цветом. И август так далёк, и так и далёк январь! И сумерки пушистым серебром одеты. А утром... по морозу и по льду Струится влажное и тёплое дыханье. И кажется - вмиг тайну я найду... Но только тишина... и духа колыханье. Пустой оранжевый скелетный лес И небо - скованы в одном кристалле. Как холодно! Как быстро летний мир исчез! И видно всё вокруг так резко, идеально. Всё спит. Везде покой... Обнажены, Простужены осиновые ветки. И нарушает многодумность тишины Потрескиванье льда, блистающего сеткой. Гул городов далек. А я один - Один в умершей дымной дикой чаще. Горит костёр и расстилает дым. Но холодно... Забыто моё счастье. Там пустота. Темнеющая даль. И снежный аромат струится отовсюду. На небе, на Земле - одна печаль; О терпкая! Тебя я не забуду. Акварель Художник акварелью рисовал Коралловое утреннее небо И озера серебряный овал И хлопья переливчатого снега, Осины, липы, ели и дубы - Царевичи, царевны и принцессы. В одежды их одел он, не забыв Про тайны засыпающего леса. Упал мазок на холст, снега задев, И мир осенний вдруг преобразился, - Сиреневый проснулся в нём напев, Фиалковый напев вдруг появился. Он уходил. Заря ещё сияла. Он уходил домой, от грёзы прочь. Но перед ним влюблённая стояла Фиалками офеенная ночь. Солнечное В солнечные чаши дней Осень проливала Тёмный кальвадос дождей... Пенные бокалы Наполнялись и лились, Весело искрились, Упоительно пились, Капли испарились... ...Утро. Снег - вчерашний сон, Бел и не уверен. И морозу в унисон Заскрипели двери. Я по лесу: там и здесь - Инея узоры. И стоит, бросает лес Ледяные взоры. И оранжевой искрой В лапах снежных ёлок Вдруг ожил восход сырой, Холоден и колок. Розы снега в облаках Расцвели, и солнце В их бутонах, как в шелках, Весело и сонно. Я - во царствие берёз - К этому восходу, Всё бреду и слышу грёз Пламенную оду. Ледяная принцесса Всем - тьма и снег! Всем - царство льда! Принцесса - на ледовом троне. Блистает луч в её короне, Сияет полночи звезда... К утру поднимется Принцесса, Пройдётся по опушке леса, И гомон дальних птичьих стай К ней прилетит, весной влекомый. Когда дремотная истома Навеет ей: 'Растай! Растай!', То слёзы протекут ручьями, Искрошит солнце снег лучами. Она поднимет взор, грустна, И тень на бронзовых ланитах Слезой хрустальною омыта, Молчат холодные уста, И расцветает на востоке Букет рассвета одинокий ...Морозный полдень рассыпал Её волос златые пряди По снегу - бликами. Изрядно Подтаявший зимы кристалл На солнце вспыхнул, заискрился, Капелью звонкою пролился, И солнечный бежал ручей, И в том ручье она смеялась. Потом, почувствовав усталость, В плененьи солнечных лучей Исчезла, обратилась льдинкой, Повисла над землёю дымкой. Тьма Упала дымистая тьма На мшистые трясины. Седые локоны туман Оставил на осине. Стекло росы разбила ночь На колкие кусочки. Как будто ёжики - точь-в-точь - Серебряные кочки. Луна рассыпала по ним Брильянтовые льдинки. Была трава - теперь одни Седые паутинки. А сквозь тумана плотный шар Просвечивают звёзды. Костром сплетённый тёплый шарф Окутывает воздух. Март Звонко разбился январь Каплями дней. Пала туманная хмарь, Прошлое - в ней. Марта легчайшая дрожь - По небесам. Солнца приколота брошь К серым лесам. Ласково смотрит с небес Ангел Весны, Плавно вращает в судьбе Ось тишины. Печаль По русским просторам лесным Гуляет седая Печаль. Я с нею до самой весны Бреду в непонятную даль. Осины тихонько грустят. Уснули на солнце дубы. Снега под ногами хрустят. Мечтается до ворожбы. О сонное царство лесов! О снега сыпучая гладь! Ничьих не слыхать голосов, Вокруг никого не видать; Лишь только сверкающий сон, Слепящий до боли узор. И с солнцем густым в унисон Играет блистающий бор. Меж липами - царство лучей, Густых и тягучих, как мёд. От них на душе горячей. Но душу никто не поймёт. Уснувшие старые пни Под плюшевой шапкой снегов Считают в молчании дни. До марта - немного шагов. ...Гуляем, гуляем вдвоём. Но вот уж, Печаль, уходи: Смятение в царстве твоём: Ступает весна впереди! Осколки осени Мотыльками лимонного цвета По осеннему первому снегу Стаи бликов плясали. Кометой Льдистый воздух катился по небу. Омертвели, тоскою прониклись Одряхлевшие летние травы. День по лужам (мы так не привыкли) Раздробился, осколками славен. Эти мелкие солнца кусочки - Позабытого лета улыбки - Мне диктуют осенние строчки, Те, которые мокры и липки. Те, которые - блёсткие слёзы По прошедшему дивному лету. ... Но смеются осины, берёзы, И печалей как будто бы нету. Цветы Ландышем дышала ночь. Розы плакали в саду. Тишину прогнавши прочь, Пела птица про звезду. Розы плакали о том, Что прекраснее их нет. И в томленье золотом Днём утонет целый свет. Сонный поцелуй луны Ощутившая сирень Бросила фиоль весны На грядущий тёплый день. Утро наступило вдруг. И душистые цветы Стройно выстроились в круг, Как вчерашние мечты... Восторг Я иду, облачённый в белое, В солнечный край лесов, Пронизанный солнца стрелами, Слышу я счастья зов. Стрелы певучие, острые... Солнечный майский день... И под душистыми соснами Улыбается чья-то тень. Тень такая лиловая! Небо такое ясное! Хочется вымолвить слово мне. - Нет, все слова - напрасные... Все - алое, пёстрое, синее, Сиреневое, зёленое... Осеннее, летнее, зимнее... Радостное! Влюблённое! Листья летают - бабочки! Искры летают - стрекозы В маленькой лужице - баночке Снежные дышат розы... Предзимье За можжевеловым кустом В сырой осенне-зимней чаще Грустила осень, и кнутом Дождей разбила солнца чаши. Хлестал дождей упругий кнут По сказке летней. - Расползалась - На крошево сырых минут, На тёмную сырую муть И на гнетущую усталость. Тоска бродила там и тут Волокнами седых туманов, Потоком медленных минут, Неясен был её маршрут... И туч слезливых караваны Брели в безликой пелене, Скрывая радугу и солнце. И также грустно было мне В печальной серой тишине... Потом весёлые морозцы Порасцветили сонный мир И, сахаром посыпав лужи, Пленили Царство Серой Тьмы, Наполнив алчущие души Слепящей бодростью зимы! Лесная песня Грустная кукушка, помолчи немножко. Дай на миг забыться летнею жарой. Улети подальше - ведь тебе не сложно. Милая кукушка! Подари покой. Ты ли это, птица?.. Может, это сердце Жалобно и звонко о любви поёт... Может, это юность отворила дверцу - Музыкой лесною в прошлое зовёт. Или ты, смуглянка? - спряталась во мраке, Во еловой гуще аленьким цветком. Песнею лесною плачешь об утрате, О постигшем горе на пути твоём... Доверься... (романс) Чтоб больно не было тебе, Ты мне о прошлом расскажи. Я знаю таинства небес, Рассею злые миражи. Ты мне о прошлом расскажи, Чтоб будущее мог понять! Такою лёгкой станет жизнь, Когда послушаешь меня. Я нарисую на листе Картину будущего. Там С тобою вместе мы везде. Не доверяй другим листам! С тобою вместе мы... Струят Потоки счастья небеса, И подливает горький яд Нам расставания гроза. Разлука не погубит нас: Не будет тайн, не будет лжи. Прошу, прошу тебя - сейчас Ты о былом мне расскажи. Ода к Д. М. Тебя я лучше б не встречал И солнце бы не восходило, Когда бессмертный идеал Тобою мне оно явило. Осенний освещало лес Твоё небесное сиянье. Ты вся - о чудо из чудес! - Была разгадкой мирозданья. И тихо падали лучи На мир, тобой преображённый. И духа мощь я получил, Твоею молнией сражённый. Та молния пронзает всех Через спокойное свеченье, Когда прикосновенья грех Притупит дикие мученья Восторгов по твоей душе, Восторгов обладанья плотью, Когда весь мир - как в мираже, Когда весь мир - как в позолоте. Но путь к твоей душе тернист. А к телу - роковой, фатальный. Трепещет на осине лист, И тайна остаётся тайной. Nocturne 3 Хрусталь забытых летних дней, Блесни осколками надежд. Пролей прошедшего елей На ткани Будущих Одежд. Ты осени меня крылом, Рассветная Святая Мгла, Слезою ясной о былом Кропи на - духа - зеркала! Пусть пламень утра голубой Согреет светлые мечты, Где снова вместе мы с тобой И счастливы - и я, и ты. Июневая прогулка Куда ходил ты прошлым летом, Когда июнь грустил в лесах И солнца яркие приветы Блестели в озера слезах! Под комариные напевы Куда ходил через леса... Грустили солнечные девы И нервничала стрекоза... Остановился ты у лужи, И стаи бликов, блеск любя, Бросали клик 'Кому ты нужен? И кто полюбит ли тебя!' ...И холодом дохнула чаща И дождик вдруг заморосил. - Так чаща плакала по счастью, Которое похоронил. Вздыхало тихое болото, Журчали ландыши в траве. А по глазам текла дремота И исчезала в синеве. Ты - в ельник. Там покой и влага И дымы тысячей кадил. Не плакалось - хотелось плакать, И ты покой не находил... Возвращение ...Елисавета, Елисавета - приди ко мне!.. (Ф. Сологуб) Под влажным поцелуем лета Тебя оставлю я, любовь. кровь. Дурман-духи - отравы леса Твою пусть переполнят кровь. Измены перенесть не в силах, Тебя оставлю я в лесах. Но ты была и будешь милой, И на Земле, и в Небесах. Однажды в дождь - дождливым летом - Сквозь мыльный капельный туман Тебя узнаю, Лисавета, Как будто путник я, из стран Вернувшийся к Тебе, узнаю... Ты бледным призраком плывёшь По областям Былого Рая, И ты - в былых мирах живёшь. Там - солнце молодости нашей, Оно и ярче и теплей. Там тени будущего машут: 'Вперёд, вперёд, смелей, смелей!' И вот я в будущем. Тебя же... Тебя оставлю я в Былом. И Ты к Былому путь укажешь Мне белым памяти крылом. То бывает однажды... То бывает однажды. - Я знаю теперь, Почему бесконечны потери... Я - молчал! Я - терпел! Я рычал, будто зверь! Я ломился в закрытые двери! И ни мига!.. ни часа!.. ни дня!.. никогда! Своё сердце ты мне не открыла. Походили те миги, часы и года. О, Мечта Моя, ты не остыла! Испивал я бокалы невиннейших душ, О тебе помышляя устало. Проходили года... И не мало тех душ - Тех бокалов испил я немало. Но, тоскуя, как ливень по яркой весне, Я мечтою к тебе подымался, И опять закрывала ты сердце. Во мне Пламень скорби один лишь остался. Так он долго горел! И обжёг, наконец, Твою твёрдую мёрзлую душу. Вот веду я тебя, да под брачный венец, И стихает пламень... Больно душит Та твердыня меня, потухает свеча, И твердеют и воск и стремленья. И в иконах святых я читаю в очах: Бесконечны земные мученья. О, я снова твой раб. Презираешь меня, Отвергаешь меня ты, и снова Отыскать я пытаюсь хоть искру огня, Хоть одно животворное слово. Но душа уж мертва. Ни тебя, ни других Не коснутся погибшие чувства. Ты была дорогой! - нет теперь дорогих! И кругом - и печально, и пусто... *** По грешной пустыне земной, Склонивши главу я бродил. И с тихой печалью одной Дружил. Но вот на закате судьбы, Средь душных, пустеющих дней, Встречаю - чьё имя забыл, И с ней Творю я единый союз. Вокруг - хороводы страстей И тихие шёпоты муз: Смелей! Я строю пленительный храм В своей обветшалой душе. Но поздно! - не молится нам Уже... Аккорд Она молчала. Дни прошли. И сердце приувяло. Оскалом бешеным вдали Грядущее кричало. Бессильный, я стоял среди Камней былого храма, И безучастие среды Мне рисовало драму. И я бы - к той, да вот она - Во гробе, неживая... Когда - фальшивая струна - Тоска, как ножевая! Ты приходи, моя печаль, Былая, из Былого И, освещая жизни даль, Даруй живое слово. Крик Почему ж ты ушла от меня!.. Помнишь: плакал метелью февраль? - Нас с тобой ему было так жаль! Алым блеском от солнца огня По снегам зажигалась печаль. Почему ж ты ушла от меня!.. Промолчали могилы, кресты. Белый шар расставания дня Ослепил дикой скорбью меня, Оставаясь до боли пустым! Почему ж ты ушла от меня!.. Скован холодом крепкий бетон. Твой двойник, по тропе семеня, Шёл к другой уж судьбе на поклон. И так жалок, уродлив был он. Почему ж ты ушла от меня!.. Окликаю других имена, Тех - кто были со мною давно Или не были... - мне всё равно, Потому что прошли времена... Почему ж ты ушла от меня!.. Помнишь: плакал метелью февраль? Нас с тобой ему было так жаль! Алой скорбью от солнца огня По снегам зажигалась печаль. Терпение Когда воцарился безумный царёк, Восславились двое - Курок и Ларёк, - Народы молчали. Народы молчали, когда на войну Бессмысленно выродок кинул страну, Все были в печали. Народы молчали... молчат и теперь, Когда государство окрепло, как зверь Оскаливши зубы, Готово бедою потешиться всласть! - Такая уж чёрная дикая власть, - Работает грубо. И снова беда за бедою растёт, И вновь у подъездов толпится народ, Несчастный, забитый! Века он молчал, и теперь он молчит! Терпения нить - натянулась - скрипит: Ничто не забыто! А ежели вдруг оборвётся она. - Узнает героев родная страна! Сегодня Сегодня стаи белых птиц Над городом моим кружили, И снова сполохи зарниц Во мне печалями ожили! Моя мечта! С тобою я! Твоё неясное мерцанье Приятней страстного огня И тленной плоти обаянья! Сегодня стаи белых птиц О невозможном прокричали, И сотни позабытых лиц Тревогу на душе качали. Они баюкали её, Смотрели на меня с укором; И сердце плакало моё Под их суровым приговором. Вариация 2 Чисто и лучисто Он ушёл от нас, - Тот, который в числа Верил каждый час, В хитрые сплетенья Знаков и чудес. Был он солнцем, тенью, Был. Теперь исчез... Чисто и лучисто Пела высота: Первая из Истин - Просто Красота. Этого не понял Он, и не хотел Понимать, и поднял Крылья, улетел. Так круженье чисел, Знаков и чудес Потеряло смысл. С ним и он исчез. В мечтах На тонких простынях пространств Уснули мы с тобой. Нам не согреться у костра, Зажжённого судьбой. Под ворожбу еловых лап Не чувствовать любви. Мир - Медвежонок-косолап, И когти все - в крови... Пребудем там, на небесах, Хоть чьей-нибудь мечтой... Чем на Земле во зле, в слезах Отыскивать покой. Уста - к устам. Душа - к душе. Нам вечно отдыхать, Пока нас в Новом Мираже Не смогут отыскать. ...А голубых Земель полно, - Где тело обрести... Но лучше - ветерком в окно, Чем путником брести. Романтику Он был одним из тех, Кто милости искал Среди волков. Успех Он так и не узнал. Такой он был, герой, Философ и чудак! Довольный сам собой, Но мир к нему - никак!.. В ином он мире жил И большего хотел, Но миром рок вершил, Всему, всему - предел! Вернулся он едва Из мира своего, И смертные слова Посыпались в него... Реинкарнация Устав брести пустыней жизни, Он проклял прошлое своё, И зло, которого не мыслил, - В него метнуло бытиё. Стрелою страстною и острой Пронзила душу злая боль. И он упал... легко и просто По ранам рассыпАлась соль... Проспал века... в истлевшем теле Травою - скорби проросли, И в новом тягостном пределе Возник он на скорбях Земли. И снова на амвоне Страсти Вкусил восторг и боль любви, И снова проклял своё счастье, Кипя в отравленной крови. Дни проходили, как солдаты, Шеренгами, как на парад; Менялись лица, люди, даты, Но был тоскою он объят. Однажды на пустыне жизни И на закате дольних дней Ему явилась Та, что мыслил... - С Которой легче и светлей. Но Рок вершил всему пределы, И снова в ящик гвоздь вошёл... А он опять больное тело Через века обрёл... В лесу Густая тьма сырых лесов Вокруг меня тоской разлилась, И снова бледное лицо Ко мне из прошлого явилось. И комариный полумрак Стал легче, тоньше и яснее, Когда потоки серебра Пролились на лесной аллее. То сердце плакало моё... И росной каплей обжигало Моё несносное бытьё. Душа... душа моя рыдала. И плакал я... и плакал лес... И мох слезился... и растенья Дарили аромат телес Твоих, о милое творенье! Твои печальные глаза Струили ласковые светы, Но не блестела в них слеза, И не было в очах ответа, Зачем, зачем из серой тьмы Давно забытого Былого Ко мне видением немым Ты, милая, явилась снова? Кто отскорбел - тот смотрит вдаль, Где прошлого не угадаешь; И вся, и вся моя печаль - О той, которой не узнаешь, Которую не знаю сам... Так почему же эти слёзы Текут из сердца, и слеза Рождает о прошедшем грёзы!.. Сказочное На скалах - солнца белый луч. Внизу - оснеженное поле. Свинцовый отблеск дальних туч. Такой простор! Такая воля! Фиалкой день зимы расцвёл, Холодной майскою фиалкой. День севера с собой привёл Царицу льда - Пелениалку. Пелениалкины мечты - Сады, хрустальные от снега, - Подобье южной красоты Под севера неярким небом. А по лесным горам гулял Лесной король - Снаметелевич. Пелениалку он пленял. Красив он был, тот королевич. Под звоном северных небес, Под переливною метелью, Соединил их горный лес И обвенчал под старой елью. Певучий холод песни пел, И кубки снежные испиты... И слёзы счастия пролиты... Да! Север ликовать умел!.. У полыньи На болоте полынья - Ледяное око. Из неё глядит в меня Странница востока. Голубой Венеры дым По болоту вьётся И мечтанием пустым В сердце остаётся, Расписные терема В воздухе рисует. В них глядит сырая тьма, Ворожит, колдует. Рядом, тишину храня, Отживает тихо То, что мучило меня Тягостно и лихо. И над сонною землёй Искорок круженье Обращает сказкой злой Плоти мёртвой тленье. Секунда и вечность Стоит перед Секундой Вечность И тихо с нею говорит: "Ты посмотри, как этот вечер Тоской закатною горит! Как эти мелкие людишки Снуют по серым временам, Без отдыха, без передышки, Рассеивают дух по снам. Вон - Тени Прошлого над ними - Живут, поют в иных мирах, Где каждого - забыто имя, Где каждый - истлевает в прах. Кто им откроет те пределы, В которых мир и благодать? Их отвергает злое тело, Способное Скорбеть, Страдать." (c) Борычев Алексей Леонтьевич
Москва, Россия
Дата публикации: 220 дней назад (2 января 2022)
Прочтений: 100
Стихи нравятся: 0
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!