Гоген

1- Они медовые, медовые телами, кожею и лицами. Они терновые, терновые глазами, ртами и ресницами. И сколько там ещё до смерти им? Но сердце в этот миг проколото. И поросята спят на вертеле, таким же истекая золотом. Бежит собака, небо хмурится, и пахнет жареною кожицей, в объедках копошится курица, божка напоминая рожицей. Но мы-то знаем, даже загодя, богов нехитрую политику. Вон там стоять китайской пагоде, а тут - приюту сифилитиков. -2- Н. П. Где-то далеко - за океаном, а быть может, и не вдалеке, стану стариком с пустым стаканом, станешь юной с веером в руке. Сотня лет пройдёт как невидимка, тысячи рассветов отгорят. Наши лица превратятся в дымку, в запахи листвы и сентября. Впрочем, и сейчас оно такое - дымчатое марево лица. Я бы пожелал ему покоя без тяжёлой сладости свинца. Как сейчас прекрасно в Папеэте - ты жива и я ещё живу, завтрак мы разложим на газете, сядем на эстонскую траву утром голубым, немного мглистым, платье перепачкаешь травой. Зарыдают импрессионисты от картинки этой бытовой. Зарыдают и не остановят этот миг, от слабости дрожа, растекаясь наподобье крови на рассветном лезвии ножа.
Опубликовано: 71 день назад (11 сентября 2018)
Прочтений: 51
Теги: Поэзия
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!